"Пять путей" доказательства бытия Бога Фомы Аквинского

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 24 Октября 2010 в 17:45, Не определен

Описание работы

Фома Аквинский начинает свои рассуждения с вопросов: является ли существование Бога самоочевидным? Доказуемо ли оно вообще? Существует ли Бог?

Файлы: 1 файл

17.doc

— 68.00 Кб (Скачать файл)

17:22

«Пять путей» доказательства бытия Бога. Фома Аквинский

Фома Аквинский начинает свои рассуждения с вопросов: является ли существование Бога самоочевидным? Доказуемо ли оно вообще? Существует ли Бог? Фома полагал, что бытие Бога отнюдь не самоочевидно. Человек, в конце концов, не может описать Бога подобно тому, как он описывает объекты материального мира: он не может осязать, обонять, видеть или слышать Бога. В то же время Фома был убежден, что внимательное изучение естественного порядка мира дает немало аргументов в пользу существования Бога. Все доказательства, предлагаемые Фомой, исходят из того, что человек может наблюдать и испытывать ежедневно. В отличие от Ансельма, Фома Аквинский не считал, что осмысления понятия «Бог» вполне достаточно для того, чтобы убедиться в бытие Бога. Он отвергает платоновское по характеру и априорное по своей природе доказательство Ансельма Кентерберийского, для которого отправной точкой служит абстрактное умозаключение, и предлагает пять апостериорных, аристотелевских по духу, доказательств, исходным моментом для которых является реальный мир. Так, Фома писал:

«Нельзя сказать, что знание о том, что  Бог существует, дано нам по природе каким бы то ни было ясным и особенным образом. Пожалуй, по природе человеку дано лишь знание о том, чего именно он желает: счастья (которое на самом деле обретаемо лишь в Боге). Но это знание еще не то же самое, что знание о том, что Бог существует: точно так же, как знание о том, что кто-то к нам приближается, еще не то же самое, что знание о том, что к нам приближается Петр (даже если это и на самом деле Петр). Ведь многие ошибочно полагают, что истинное благо, источник счастья - это богатство, или удовольствия, или что-либо иное в этом роде».

Иными словами, существование Бога не самоочевидно. Фома отвергает платонизм, рассматривает как несостоятельную мысль о том, что возможен умозрительный переход от истины к истине, и провозглашает, что существует Единая Абсолютная Истина - Бог.  

Следуя  в своих рассуждениях далее, Фома подходит к пяти возможностям доказать бытие Бога. Свои доказательства Фома Аквинский именует емким и  конкретным латинским термином demostratio - «демонстрация», «показ».  

ПЕРВОЕ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВО Фома Аквинский выводит  из факта существования перемен  в мире. «Все, пребывающее в процессе изменения, изменяется под воздействием чего-то иного», - писал он. Возвращаясь  к аристотелевскому представлению о «неподвижном Перводвигателе», Фома делает заключение: «Если бы рука не двигала палку, то и палка не в состоянии была бы двигать что-либо еще. Отсюда мы неизбежно приходим к заключению, что должна существовать некая начальная причина всех изменений, сама не подверженная изменениям, которую мы называем Богом».  

ВТОРОЕ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВО исходит из того факта, что в мире существуют причины  и следствия. «Уберите причину - и вы уничтожите следствие. Поэтому нет, и не может быть ни последней причины в цепи причин, ни промежуточной причины, если нет первой причины». Цепочка причинно-следственных связей, полагает Фома, не может уходить в бесконечность: «Следовательно, мы должны предположить наличие некоей первой причины, которую все называют одним именем: Бог».   

ТРЕТЬЕ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВО строится на идее необходимого и такого, что необходимым не является. Предметы материального мира существуют, но их существование не является необходимым. Было время, когда они не существовали, и будет время, когда они перестанут существовать. «Но не может быть, чтобы так обстояло дело со всеми вещами без исключения. Ведь если бытие вещи не является необходимым, значит, было время, когда ее не было. Если бытие всех вещей без исключения не необходимо, значит, было время, когда не было ничего». Фома Аквинский, таким образом, приходит к заключению, что если все сущее в мире может как быть, так и не быть, то, следовательно, было время, когда ничто не существовало. Но, с другой стороны, из ничего не может возникнуть что-либо. «Следовательно, мы должны предположить наличие того, что необходимо должно быть, что не обязано своим бытием чему бы то ни было еще, но само является источником и причиной бытия всех вещей». Для Фомы, как и для Ансельма, предметы материального мира потенциальны (они могут существовать или не существовать), в то время как существование Бога актуально (Бог неизбежно должен существовать). Если бы Бог не существовал, то ничто не могло бы существовать, ибо творение в своем возможном (потенциальном) существовании зависит от действительного (актуального) существования Бога.  

ЧЕТВЕРТОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО базируется на идее о  наличии иерархии добра и совершенства. «Например, предметы становятся теплее по мере того, как они приближаются к источнику тепла, т.е. к самому теплому. Подобным же образом должно существовать нечто самое истинное, самое доброе и самое благородное, а потому и в наибольшей степени исполненное бытия, ибо Аристотель говорит, что наиболее истинные вещи в наибольшей степени исполнены бытия». И Фома заключает: «Следовательно, существует нечто, что дает всем остальным вещам их бытие, их доброту и все совершенства, какими они только обладают. Это нечто мы называем Богом».  

ПЯТОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО продиктовано очевидностью порядка и явной целесообразностью в природе. «Вещи почти всегда следуют одному и тому же порядку и практически всегда оборачиваются к добру. А это говорит о том, что у них есть некая цель, что поведение их не случайно. Но вещи, лишенные сознания, не могут обладать какой бы то ни было целью, разве что под управлением кого-то, кто наделен разумом и сознанием. Стрела требует лучника. Следовательно, все в природе направляется к своей цели кем-то разумным, кого мы называем Богом».  

Все «пять  путей» Фомы тесно связаны друг с  другом, а также с аристотелевскими представлениями о «неподвижном Перводвигателе» и Первопричине. Эти представления в свое время позволят Уильяму Пали (1743-1803) сформулировать его знаменитое доказательство от замысла: мир похож на продуманно сконструированные часы, а часы предполагают «часовщика», то есть Бога.

Мы уже  говорили, что доказательства Фомы Аквинского апостериорны и опираются  на эмпирические знания человека о  внешнем мире. В то же время его  понимание природы Бога априорно и не связано с опытом, поскольку посредством чувственного восприятия мы не можем получить какие-либо сведения о Боге.

Описывая  природу Бога, Фома прибегает к  Утверждению посредством отрицания: он констатирует то, чем Бог не является. В конце концов он приходит к выводу, что «природа Бога есть Его существование». Точно так же, как жар есть сущность огня, так сущность Бога есть бытие. Бог есть, и его «наличие» означает, что Он самодостаточен в Своем бытие, неделим, безначален и вечен.

эталоном  в дискуссиях о бытие Бога. Даже сейчас некоторые христианские мыслители полагают возможным создание естественной теологии - богословия, которое изучало бы мир и посредством этого изучения постигало бытие Бога. Что касается Фомы Аквинского, то критика его теологической системы началась, по сути дела, лишь в XVIII веке.

Дэвид Юм (1711-1776) подверг сомнению рассуждение  Фомы Аквинского о том, что причинно-следственная цепочка должна неминуемо восходить к некоей Первопричине, именуемой Богом. Он полагал, что причинно-следственные связи в мире не требуют объяснения, поскольку являются, по его мнению, либо произвольным результатом (т.е. случайностью), либо способом оформления человеческим разумом воспринятой им реальности. Юм недоумевал, почему Первопричину следует отождествлять с Богом. Возможно, Первопричиной явилось что-либо иное? Многие мыслители восприняли критику Юма как смертельный удар по доказательствам Фомы Аквинского и конец всем попыткам построить «естественную теологию».

Иммануил  Кант (1724-1804) полагал, что причины  и следствия справедливы лишь в сфере человеческого чувственного опыта и только в этой сфере. Между тем Бог (если Бог существует) должен существовать за пределами этой сферы. Поэтому мы не можем «перепрыгивать» от рассуждений об этом мире к рассуждениям о Боге. Всякое рассуждение о Боге вообще выходит за пределы человеческих возможностей, а потому представляет собой затею бесплодную и неизбежно обреченную на неудачу.  

Современные дискуссии  

В XX веке воззрения на бытие Бога изменились. Никто более не придерживается средневекового мировоззрения. Если Фома Аквинский, по всей видимости, полагал, что его доказательства отражают в равной мере как научный, так и богословский подход, то в настоящее время между языком науки и языком богословия разверзлась настоящая пропасть, и многие мыслители хотели бы перебросить через нее мост. Однако современные богословы склонны сомневаться в том, что научное доказательство бытия Бога, в принципе, возможно. Ссылаясь на Фому Аквинского, они указывают на приоритет веры перед разумом в его рассуждениях. Более того, современные богословы задаются вопросом: каково, собственно, значение самих понятий «Бог» и «существовать»? Суть проблемы здесь не в том, существует ли Бог, а в том, что под этим подразумевается. Традиционное представление о Боге как о Личности, любящем Отце и Создателе, действующем в мире и стремящемся спасти людей, оказалось теперь под вопросом.  

Пауль Тиллих (1886-1965), один из влиятельнейших богословов XX века, определил веру как «нашу самую глубинную заботу». Будучи сторонником экзистенциального богословия, Тиллих, выражая свои взгляды, заявляет, что поскольку о Боге нельзя сказать, что Он существует в том смысле, в котором существует все остальное в мире, то о Боге вообще нельзя говорить, что Он существует. Тиллих полагает, что Бог, представленный в Библии, это в действительности не что иное, как воспроизведение глубинного человеческого опыта. Естественно, что при таком прочтении Библии уже не остается места для веры в личного Бога. Однако предоставляется возможность воспринимать Бога как «основу нашего бытия».

Идеи  Тиллиха были популяризированы Джоном А.Т Робинсоном в его книге  «Честно перед Богом» (1963). Для  Робинсона, как и для Тиллиха, жизнь Христа является примером для  подражания. В личности Христа стало  действительным то, что прежде было лишь потенциально возможным, - подлинно правильная жизнь (и она не может быть сведена к совокупности прописных истин). В этом, полагают Тиллих и Робинсон, сила и истина христианства.

Труды Фомы Аквинского не утратили своей  поразительной завершенности и грандиозности, как не утратили своего величия и средневековые соборы, возвышающиеся во многих современных городах. Пусть претерпела изменения терминология дебатов о бытие Бога, но сам предмет остается неизменным. Человек существует, мир существует, а вот существование Бога остается вопросом, неизменно встающим перед каждым человеком. Ответ на него зависит от того, как понимаем мы мир и свое место в нем.

Информация о работе "Пять путей" доказательства бытия Бога Фомы Аквинского