Внешнеэкономическая деятельность

Описание: В области здравоохранения Россия сдает свои позиции. Так, по числу заболеваний туберкулезом (75,1 человека на 100 тыс. жителей) наша страна находится на 70-м месте в той же группе стран, хотя по числу врачей на 100 тыс. населения (380) Россия в этой группе стран находится на 4-м месте. Дело не только в числе врачей, а в низком финансировании здравоохранения со стороны государства.

Разрыв между богатыми и бедными становился в последние годы все больше. Самые высокие темпы роста неравенства наблюдались в последние годы в странах Восточной Европы и СНГ. В частности, в России доля доходов 20% самых богатых в 11 раз выше доли доходов 20% самых бедных граждан.
Реферат содержит 1 файл: 

вэд 12 вопросов.doc

301.00 Кб | Файл microsoft Word  открыть 
Не получается скачать реферат Внешнеэкономическая деятельность? - Техническая поддержка

вэд 12 вопросов.doc

      В российском законодательстве сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Если брать зарубежный опыт, то, например, германская доктрина понимает сделку как поведенческий акт, имеющий волевой характер и направленный на получение определенного правового результата. Само Германское гражданское уложение также не содержит определения термина «сделка», однако оно сформулировано в пояснительной записке к проекту: правовой сделкой — в смысле данного проекта — является частное волеизъявление, направленное на порождение желаемого правового последствия, которое наступает потому, что оно желаемо правопорядком. Определяя сделку как волеизъявление, законодатель не ограничивает сделку только действиями, сделкой является также и бездействие, которое будет являться волеизъявлением. Вместе с тем раскрытие понятия «внешнеэкономическая сделка» имеет серьезное практическое значение, так как непосредственно связано с применимым правом. Если сделка «внутренняя», то она лежит в национально-правовом поле и регулируется правом соответствующего государства. Если сделка международная (внешнеэкономическая), то она находится в сфере действия частного права нескольких государств и возникает проблема выбора права одного из них, нормы которого и должны быть применены. К отношениям, вытекающим из подобной сделки, при определенных условиях могут быть применены принципы и нормы международного (публичного) права. Наконец, здесь широко применяются обычаи международной торговли, или, если воспользоваться более широким термином, обычаи международного делового оборота, которые часто объединяются общим названием «lex mercatoria». Учитывая практическую значимость и отсутствие решения в праве, данному вопросу большое внимание уделяла отечественная юридическая наука, что привело к созданию так называемого доктринального понятия внешнеторговой, а затем и внешнеэкономической сделки. Под внешнеторговыми сделками в доктрине традиционно понимались сделки, в которых по меньшей мере одна из сторон является иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом и содержанием которых являются операции по ввозу товаров из-за границы или вывозу товаров за границу либо какие-нибудь подобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. 
    Отсюда выделены также два общих признака, характерных для такой сделки: «Во-первых, одна из ее сторон находится в другом государстве и, следовательно, в большинстве случаев является иностранцем. Во-вторых, предмет такой сделки — внешнеторговая операция (поставка товара, наем имущества, перевозка груза, оказание услуг внешнеторгового характера и т.п.). Эта позиция разделялась многими учеными, в том числе была озвучена в учебнике „Международное частное право“. Следующее определение внешнеторговой сделки — „сделка, совершенная в коммерческих целях лицами различной государственной принадлежности и влекущая возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, связанных с созданием, использованием или реализацией материальных благ или иных результатов человеческой деятельности“. 
    Данный признак характерен не для всех внешнеэкономических сделок. Как показывает практика, нахождение государств на одной территории тоже может быть признано внешнеэкономической деятельностью. Например, согласно ст. 2 Федерального закона от 08.12.2003 N 164-ФЗ „Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности“ к экспорту приравниваются отдельные коммерческие операции без вывоза товаров с таможенной территории РФ за границу, в частности при закупке иностранным лицом товара у российского лица и передаче его другому российскому лицу для переработки и последующего вывоза переработанного товара за границу (толлинговые операции). 
    Более точное, на мой взгляд, понятие внешнеторговой сделки — это „сделка, совершаемая в хозяйственных целях между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах“. 
    На сегодняшний день определение сделки как внешнеторговой сменилось на определение внешнеэкономической не случайно. Обмен между странами приобрел широкий масштаб, внедрение новых технологий обусловило появление новых правил и законов. И отношения между странами стали носить глобальный характер. Так, следующее определение внешнеторговой сделки отражает более полный характер взаимоотношений: „действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей по экспорту и/или импорту товаров, услуг и результатов творческой деятельности, а также неразрывно связанных с внешней торговлей гражданских прав и обязанностей организационного характера“. 
    Подводя итог приведенным выше определениям внешнеторговой (внешнеэкономической) сделки, можно выделить основные факторы, которые определяли характер такой сделки: во-первых, участие лиц различной национальной (государственной) принадлежности, так называемый иностранный элемент и, во-вторых, проведение операции по экспорту-импорту товаров, услуг. 
    При определении внешнеторговой сделки следует обратиться к Федеральному закону от 08.12.2003 N 164-ФЗ „Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности“ В нем дается определение внешнеторговой деятельности. Это „предпринимательская деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность)“. Отсюда внешнеторговая (внешнеэкономическая) сделка — это сделка, опосредующая предпринимательскую деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, интеллектуальной собственностью. 
    Основу частноправового регулирования внешнеэкономических сделок в настоящее время составляет вступившая в силу с 1 марта 2002 г. часть 3 ГК, в которой содержится раздел VI „Международное частное право“ (ст. 1186 — 1223). 
    Существует точка зрения, согласно которой такие признаки, как место заключения и исполнения внешнеторговой сделки на территории различных государств; совершение на территории различных государств оферты и акцепта; нахождение на территории различных государств пунктов отправления и назначения проданного товара (пересечение границ), не являются определяющими (какими они признавались в Гаагской конвенции о единообразном законе о международной купле-продаже товаров 1964 г.), так как сделка, заключенная на выставке товаров в той или иной стране, не будет обладать каким-нибудь из этих признаков, оставаясь по своей сути внешнеторговой. 
    Приведенная точка зрения, на мой взгляд, верна, так как в понятие внешнеэкономической сделки, как и в любое понятие, должны входить только концептуальные признаки. 
    Среди определений внешнеторговой или внешнеэкономической сделки одно из основных мест занимает определение Венской конвенции ООН „О договорах международной купли-продажи товаров“ 1980 г., которая понимает под такими соглашениями договоры, заключенные между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах (ст. 1). В соответствии с Конвенцией в качестве внешнеторговой может быть признана сделка, заключенная, например, между российским юридическим лицом и компанией, созданной им за границей. Однако согласно п. 2 ст. 1 Венской конвенции ООН „О договорах международной купли-продажи товаров“ фактическое нахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах может быть не принято во внимание, так как термин «коммерческое предприятие стороны» имеет специальное значение и характеризует место основной деятельности стороны (place of business). Исходя из приведенного термина, практики российского права делают акцент на обязательном признаке внешнеэкономического контракта — нахождение коммерческих предприятий сторон контракта в разных государствах. Поэтому не имеет решающего значения национальность (государственная принадлежность) сторон контракта. Современное международное частное право в качестве основного и универсального принципа для определения компетентного правопорядка по внешнеэкономическим сделкам признает автономию воли сторон. В соответствии с ней участники сделки при заключении договора могут самостоятельно выбирать право страны, которое будет регулировать их правоотношения. Заключая сделку, стороны должны также решить вопрос о выборе права, применимого к сделке. Иначе говоря, сторонам следует установить, каким законодательством будут регулироваться отношения, вытекающие из сделки. Стороны могут сделать это в силу автономии воли, которая заключается в их праве устанавливать по своему усмотрению содержание сделки. Автономия воли сторон обычно признается в законодательстве различных государств, но ее допустимые пределы понимаются в законодательствах государств по-разному. В одних странах автономия воли ничем не ограничивается, то есть стороны могут подчинить сделку любой правовой системе. В других странах (преимущественно страны англосаксонской системы права) действует принцип локализации договора: стороны могут избрать только то право, которое наиболее тесно связано с данной сделкой. При этом общее ограничение свободы выбора права состоит в том, что в процессе такого выбора нельзя исключить применение соответствующих норм императивного характера, а также тех правовых предписаний, которые в большей степени отвечают интересам потребителя или работника (в трудовом договоре). Английская судебная практика (как и американская) идет в данной ситуации по пути отыскания права, свойственного данному договору (локализация договора). Германская система права исходит из принципа автономии воли сторон. В случае если выбор отсутствует, применяется право государства, с которым договор связан наиболее тесным образом. 
    В Российской Федерации законодательно принцип «автономии воли» сторон (lex voluntatis) закреплен ст. 1210 ГК РФ. Этот принцип предполагает, что стороны договора вправе при заключении договора или в последующем своим соглашением выбрать право конкретной страны, которое и будет в дальнейшем регулировать их договорные отношения (п. 1 ст. 1210 ГК РФ). Обычно такой выбор производится сторонами договора в самом тексте документа и, таким образом, решает коллизионную проблему. Дело осложняется, если соглашение сторон не определяет применимого права expressis verbis, т.е. прямо и явно. В этой ситуации необходимо выяснять подразумеваемую или молчаливо выраженную волю сторон. Правовая доктрина исходит из того, что в подобных случаях суд не вправе «домысливать» содержание подразумеваемого волеизъявления сторон: он должен принимать во внимание лишь такой выбор применимого права, который «определенно вытекает из условий договора либо совокупности обстоятельств дела» (п. 2 ст. 1210 ГК РФ). Данное положение является справедливым и не вносит недоразумение в приведенные положения. 
    Право, подлежащее применению к форме сделки, согласно п. 1 ст. 1209 ГК РФ определяется законом места ее совершения, однако форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где это имущество находится (п. 3 ст. 1209 ГК РФ). Для формы внешнеэкономических сделок ГК РФ устанавливает более жесткое правило: если в такой сделке участвует российское юридическое лицо или предприниматель, ее форма независимо от места совершения будет определяться российским правом (п. 2 ст. 1209 ГК РФ). Примечательно, что вопросы формы внешнеторгового договора ГК РФ не относит ни к личному статуту субъекта (который определяется личным законом), ни к обязательственному статуту сделки (который регулируется применимым материальным правом, определяемым с помощью коллизионной нормы). Таким образом, законодатель ставит точку в многолетнем споре отечественных коллизионистов о правовой природе обязательной письменной формы внешнеторговых сделок. Представляется, что обязательность такой формы для субъектов российского права обусловлена экстерриториальным действием тех императивных норм законодательства РФ, «которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права» (п. 1 ст. 1192 ГК РФ). Именно такими императивными нормами и являются положения п. 2 ст. 1209 и п. 3 ст. 162 ГК РФ об обязательной письменной форме внешнеэкономической сделки. В отличие от традиционных для советского права представлений о форме сделки как элементе личного статута субъекта права, концепция «императивных норм» (как одного из ограничителей применения иностранного права) принимается большинством зарубежных юристов. С введением в действие части третьей ГК РФ иностранным судам будет значительно сложнее, чем сейчас, отказываться от применения норм российского права о форме внешнеэкономических сделок, коль скоро оно будет основано на западноевропейской (в плане генезиса) концепции «императивных норм». 
    Еще одной важной особенностью внешнеэкономических сделок является необходимость определения при их заключении способа рассмотрения споров, возникающих в процессе осуществления такого рода соглашений. Стороны в данном случае могли либо оговорить в контракте возможность передачи соответствующего дела на разрешение судебных органов, к которым принадлежат участники сделки,  либо прибегнуть к посредничеству негосударственных третейских арбитражных судов. В качестве последних в договоре могут быть названы как постоянно действующие (институционные) судебные органы (например, Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ), так и третейские суды, формируемые самими участниками сделки для рассмотрения спора по конкретному делу (суды ad hoc). 
    Но проблема заключается в отсутствии единой формулировки внешнеэкономического контракта, что приводит к разному толкованию различными судами. 
    Например, арбитраж использует специальные правила для определения права, применимого к сделке (см. п. 1 ст. 1186 ГК РФ, ст. 28 Закона РФ от 07.07.93 N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»). 
    Для таможенных органов первостепенный интерес представляют те сведения, которые связаны с пересечением товаром таможенной границы. Для органов валютного контроля важны прежде всего условия о платежах и расчетах. Для налоговых органов наряду с наличием в контракте валютной оговорки важно отражение различной государственно-территориальной принадлежности сторон контракта (например, факт реального экспорта), поскольку от этого зависит правомерность использования участниками сделки налоговых льгот. При наличии нескольких указанных факторов в одной сделке очень трудно правильно определить суд. А поскольку разграничение таких сделок законодательно отсутствует, используется судебная практика, которая не всегда удачна для настоящего спора. 
    Таким образом, проблема квалификации сделки как внешнеэкономической и применения соответствующих этому правовых последствий переносится на местный уровень. Эту проблему в каждом конкретном случае в каждом конкретном государственном органе вынужден решать каждый участник ВЭД в отдельности, используя, как уже отмечалось, существующую нормативную базу. От того, насколько умело он будет оперировать предоставленными ему возможностями, зависит судьба внешнеэкономической сделки и экономический эффект от нее. 
    В начале 90-х годов началось бурное развитие рынка, и многие концепции по большей части стали устаревшими. Быстрая смена политического климата в свое время не позволила сформировать достойную и отвечающую требованиям рынка законодательную базу. И на сегодняшний день в Российской Федерации скопилась масса законодательно не разрешенных вопросов, в том числе и во внешнеэкономической деятельности. Такое положение усложняет в первую очередь работу судебных органов и тормозит развитие экономических отношений. Резюмируя анализ данной проблемы, представляется возможным сделать следующий вывод определения внешнеэкономической сделки: это сделки, совершаемые в хозяйственных целях, с использованием иностранной валюты, заключенные между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

    8. Регулирование внешнеэкономической   деятельности  в России.

       1. Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами:

       1) определяет основные направления  торговой политики Российской  Федерации;

       2) определяет порядок ввоза в  Российскую Федерацию и вывоза  из Российской Федерации драгоценных металлов и драгоценных камней;

       3) устанавливает запреты и ограничения  внешней торговли товарами, услугами  и интеллектуальной собственностью  в целях участия Российской  Федерации в международных санкциях;

       4) осуществляет иные полномочия.

       2. Правительство Российской Федерации:

       1) обеспечивает проведение в Российской  Федерации единой торговой политики  и осуществляет меры по ее  реализации, принимает соответствующие  решения и обеспечивает их  выполнение;

       2) применяет специальные защитные  меры, антидемпинговые меры и компенсационные меры при осуществлении внешней торговли товарами, а также иные меры по защите экономических интересов Российской Федерации;

       3) устанавливает ставки таможенного  тарифа в пределах, определяемых  федеральным законом;

       4) вводит количественные ограничения экспорта и импорта товаров в соответствии с международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и определяет порядок применения количественных ограничений экспорта и импорта товаров;

       5) устанавливает разрешительный порядок экспорта и (или) импорта отдельных видов товаров, которые могут оказать неблагоприятное воздействие на безопасность государства, жизнь или здоровье граждан, имущество физических или юридических лиц, государственное или муниципальное имущество, окружающую среду, жизнь или здоровье животных и растений, а также определяет перечень отдельных видов товаров, в отношении которых применяется такой порядок;

       6) определяет порядок лицензирования  в сфере внешней торговли товарами  и порядок формирования и ведения федерального банка выданных лицензий;

       7) по представлению федерального  органа исполнительной власти, определяет  перечень отдельных видов товаров,  за экспортом и (или) импортом  которых устанавливается наблюдение;

       8) определяет порядок наблюдения  за экспортом и (или) импортом отдельных видов товаров;

       9) принимает в пределах своей  компетенции решения о проведении  переговоров и подписании международных  договоров Российской Федерации;

       10) принимает решения о введении  в качестве ответных мер в  отношении иностранных государств ограничений внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

       11) определяет порядок ввоза в  Российскую Федерацию и вывоза  из Российской Федерации делящихся  (расщепляющихся) ядерных веществ;

       12) устанавливает порядок вывоза  из Российской Федерации товаров,  составной частью которых является  информация, составляющая государственную  тайну;

       13) утверждает товарную номенклатуру  внешнеэкономической деятельности;

       14) осуществляет иные возложенные на него Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации полномочия в области государственного регулирования внешнеторговой деятельности и государственного контроля в этой области.

       3. Разработка предложений, касающихся торговой политики Российской Федерации, государственного регулирования внешнеторговой деятельности, заключения международных торговых договоров и иных договоров Российской Федерации в области внешнеэкономических связей, осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, который Правительство Российской Федерации в пределах своей компетенции наделило правом государственного регулирования внешнеторговой деятельности. В случае, если затрагиваются интересы субъектов Российской Федерации, разработка указанных предложений осуществляется при участии соответствующих органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

       4. Федеральный орган исполнительной  власти, вносит в Правительство  Российской Федерации предложения, касающиеся торговой политики Российской Федерации, и обеспечивает реализацию задач по защите экономических интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и российских лиц, а также проведение мер, связанных с государственным регулированием внешнеторговой деятельности.

Страницы:    предыдущая   123456789   следующая
Поиск по сайту

Предметы